bv.belovonet.ru / Новости /

ПОДРОБНОСТИ

Автор: БВ 12.04.2013

ИЗ ЗАЛА-СЮДА!

Смерть длиною в три года

9 апреля в беловском городском суде выне­сен приговор Наталье Пирковой. Это было громкое и загадочное дело, в котором потер­певшие становились свидетелями, а свиде­тели - потерпевшими.

Долгая история

Напомним, 29 сентября в третьем часу ночи на пере­сечении улиц Ленина и Юбилейной «Хонда-Кросс-тоур» вылетела с привок­зальной площади и прота­ранила «Газель» - автомо­биль «скорой помощи», ко­торый ехал по главной до­роге. 22-летний фельдшер-стажёр Сергей Чернышёв погиб от травм, водитель Виктор Чуриков и фельд­шер Олеся Кузнецова по­лучили травмы. За рулём «Хонды» сидела дама 1985 года рождения Наталья Пиркова, а на пассажир­ском месте - начальник Уп­равления по делам молоде­жи города Белово Юрий Филимонов, хозяин доро­гой машины.

Происшествие вызвало большой общественный резонанс. Интернет-акти­висты создали в социаль­ных сетях группы памяти, посвящённые погибшему Чернышёву, и даже сумели поднять больше сотни беловчан на акцию возложе­ния цветов к месту ДТП, вы­звавшую пристальное вни­мание органов внутренних дел. Федеральный канал НТВ снял и показал скан­дальный репортаж, ещё больше подогревший на­родный гнев.

В ходе предыдущих су­дебных заседаний Филимо­нов, получивший тяжкие те­лесные повреждения, об­рёл статус потерпевшего, что позволило ему простить Пиркову, тем самым смяг­чив тяжесть преступления. А травмированные фельд­шер и водитель стали свидетелями: их травмы опре­делили как «повреждения средней тяжести». Так что единственной жертвой стал погибший Сергей Черны­шёв.

Свою толику драмы внёс бывший муж Пирковой. Он опроверг её заявления, что отец не принимает участие в воспитании дочери. Отец заявил, что может забрать дочь и воспитывать её са­мостоятельно.

Последнее слово

В зале суда собралось больше 20 зрителей. В том числе корреспонденты фе­дерального канала НТВ. Приставы на входе любезно говорили всем входящим, в каком именно кабинете бу­дет вынесен приговор, так что открытость суда была на уровне.

Пирковой дали послед­нее слово. Она высказалась лаконично:

- Что произошло, то про­изошло. Этого никто не хо­тел. Жизни поломаны у многих, поэтому у меня всё.

Раскаяния в последнем слове подсудимая не выра­зила.

Наказание

Наконец, приговор. Ре­шение вынесено по статье 264 части 3 УК РФ: наруше­ние правил дорожного дви­жения, повлёкшее смерть. Судья сообщил, что вина доказана. Однако меди­цинское освидетельство­вание в больнице №8 (это единственное Беловское учреждение, которое име­ет право проводить такое освидетельствование) по­казало у Пирковой 0,1 про­милле, что в пределах нор­мы. Оснований же сомне­ваться в результатах экс­пертизы нет. Показания официантки, имевшие мес­то в НТВшном репортаже, не имеют силы, так как до­казано, что видеорепортаж был смонтирован так, что исказил факты. Следова­тельно, отягчающих обсто­ятельств в деле нет.

Смягчающие обстоя­тельства - признание вины, положительная характерис­тика и несовершеннолетняя дочь под опекой. Послед­нее обстоятельство оказа­лось недостаточно весо­мым, суд решил, что дочь Пирковой сможет воспиты­вать отец, поэтому реаль­ное заключение целесооб­разно.

И вот итог - три года в ко­лонии-поселении и выплата денежной компенсации ро­дителям Сергея Чернышёва за моральный ущерб - 500 тысяч рублей (обвинение требовало четыре года ко­лонии и компенсацию 750 тысяч рублей). Ах, да, поко­рёженный дорогой автомо­биль Филимонова, изъятый как вещдок, будет возвра­щён законному владельцу.

После приговора

Адвокат В.В. Попов, ра­нее заявлявший, что его подзащитную нужно не са­жать в колонию, а наказать только деньгами, в кулуарах заявил, что подаст апелля­цию. Он будет добиваться, чтобы исполнение пригово­ра отложили до тех пор, по­ка дочь Пирковой не достиг­нет совершеннолетия.

Родители погибшего Сергея Чернышёва также были недовольны решени­ем, посчитав его слишком мягким.

Нужно отметить: несмот­ря на то, что Пиркова приго­ворена к реальному заклю­чению, пока приговор не вступил в силу она по-преж­нему будет находиться под подпиской о невыезде.

П. ПОПОВ.

Интервью Натальи Пирковой

Другое мнение

Мы неоднократно публиковали материалы, по­священные трагедии на ул. Ленина. Но на наших страницах никогда не было откровений самой ви­новницы ДТП. Сегодня мы перепечатываем ин­тервью Натальи Пирковой, данное ею электрон­ному информационному ресурсу "Мое Белово".

По версии следствия, Пиркова была абсолют­но трезвая. В это категори­чески не верят те, кому до­велось общаться с ней в ту ночь. Пила ли она в тот вечер, что связывало её с Филимоновым, и счи­тает ли она себя виновной в смерти Сергея, мы спро­сили у «молчавшей» полго­да Натальи Пирковой.

«Врачи своих выгораживают!»

- В ту неделю   вооб­ще много аварий случи­лось, где погибли люди, в том числе и дети, кто-то из виновников даже скры­вался с места происшест­вия. Но все «лавры» доста­лись нам с Юрием Иванови­чем».

Корр.: Вы пили в вечер перед аварией?

- Нет! Я вообще мало­пьющий человек. А в силу того, что у меня на воспита­нии две девочки (младшая сестра - 15 лет и дочь 8 лет. - Прим. ред.), для меня вообще непозволи­тельно подавать им такой пример. Дом - работа, ра­бота - дом.

Корр.: А в народе плотно гуляет слух о том, что вас продержали в больнице всю ночь, для того чтобы «про­капать». Это так?

- Ночью меня привезли в восьмую больницу, где сделали рентген, после че­го сопровождающий меня сотрудник ГИБДД сказал врачам, что он меня заби­рает на освидетельствова­ние. Кто-то из медицинско­го персонала, находивше­гося    там,    поднял    шум: «И так видно, что она пья­ная! Мы её сейчас оформ­лять будем».

В журнал сначала запи­сали 0,3 промилле, потом эту цифру исправили на 0,1. Лакмусовые бумажки, кото­рые предназначались для экспресс-теста, я держала только в руках. Откуда взя­ты эти цифры, я не знаю. Когда кемеровский следо-

ватель стал спрашивать у ответственных за журнал, почему в нём исправления, никто ничего вразумитель­ного ответить так и не смог. Та же история и с кровью. Врачи больницы утвержда­ли, что рано утром брали у меня на анализ кровь, хотя её взяли только ближе к обеду. Есть два свидетеля. Очевидно, что врачи своих выгораживают.

После аварии у меня пропали моторика и голос. Хотя, якобы, нашлись оче­видцы, с которыми я разго варивала на месте ДТП, и которые утверждали, что я была в нетрезвом состоя­нии. В диспансер меня по­везли сразу после того, как сделали рентген, а после получения результатов ана­лиза вернули в «восьмуху». Гаишники тоже думали, что я пьяная, но врач в диспан­сере подтвердила, что я аб­солютно трезвая.

«Авария сломала мне жизнь»

Корр.: Что вас связывало или связывает с Ю.И. Фили­моновым?

- На эту тему я разговари­вать не буду. Это моя личная жизнь. Мы люди разведён­ные. Неважно, что между нами было. Что было, то бы­ло. У нас по сей день хоро­шие отношения. Очень мно­го слухов и сплетен, что Юрий Иванович куда-то уе­хал, где-то работает, это всё не так. Он на больнич­ном и в на­стоящее вре­мя находится в Белове.

Корр.: Из­менилась ли ваша жизнь после аварии?

- Конечно, изменилась. Многое пришлось переос­мыслить. На самом деле не­вероятно сложно осозна­вать, что по моей вине про­изошло это ДТП. В какой-то степени можно сказать, что авария… сломала мне жизнь. Отношения со мно­гими поменялись. Отсея­лось много людей из тех, кто окружал меня до траге­дии. Остались только на­стоящие друзья, только те, кто знал меня не только по публикациям в прессе.

Я морально устойчивый человек. Наверно, поэтому кажется, что мне на всё на это плевать. Внутри себя я очень сильно переживаю. Говорят, что если бы были на моём месте, то повеси­лись бы. Я не могу себе это­го позволить - у меня на воспитании два несовер­шеннолетних человека, за которых я несу полную ответственность.

Корр.: Чем занимаетесь сейчас?

- Продолжаю заниматься тем,    чем    и   занималась до аварии - работаю в па­рикмахерской. В бытовом плане мало что поменялось.

Корр.: Вся эта история как-то сказалась на количе­стве клиентов?

- Нет. Все они адекватные, здраво­мыслящие люди, ко­торые способны по­нять, что подобное могло случиться с каждым и никто от этого не застра­хован.

Корр.:    Читаете, что пишут про вас и про аварию в СМИ?

- Да, читаю почти всё, что пишет городская пресса. Бывает, что звонят друзья, говорят: вот там-то и там-то ещё    написали,    почитай. А вот от Интернета уже поч­ти полгода как пришлось отказаться. Уж больно мно­го    оскорблений    лилось в мой адрес от людей, кото­рые знали ситуацию лишь по рассказам третьих лиц.

Корр.: А вы не считаете, что многих спровоцировал ваш статус в одной из соци­альных сетей? Не напомни­те, как он дословно звучал?

- «Да... я уже живу так, как вы стесняетесь!» Этот статус многие, наверное, в силу своей необразован­ности, восприняли совсем не так. Проецировали всё на аварию. Я имела в виду, что никуда не спряталась,

что от ответственности не убегаю, и за содеянное отвечу. У нас в стране сво­бода слова, поэтому каж­дый волен думать, гово­рить, судить так, как ему хо­чется.

«Я уже наказана!»

Корр.: Считаете ли вы, что 4 года колонии-поселе­ния, запрошенные прокуро­ром, - это слишком суровое наказание?

- Меня ещё в детстве научили, что за свои по­ступки     надо    отвечать. Я от этого не отказываюсь: в суде я признала свою ви­ну   в   совершении   ДТП. Я не видела эту «скорую». Я     виновница     аварии, но не убийца. То, что про­изошло со мной, могло точно так же произойти с кем-то из ваших друзей или родственников.

Корр.: Какое наказание вы бы сочли справедливым для себя?

- Я уже наказана до конца жизни!

Корр.: Думали ли вы о произошедшем как о знаке свыше, что пора что-то из­менить в жизни?

- Всё в этой жизни очень относительно. Но взгляды на многое пересмотрела, это точно.

Корр.: Вы говорили на суде, что ваш бывший муж совсем не помогает. В Интернете появился его комментарий, где он ут­верждает, что он тоже зани­мается воспитанием ребен­ка и всячески помогает Со­фии.

- Разве можно назвать то, что он делает, помощью? Он говорит, что он одевает дочь, покупает ей всё необхо­димое. Извините, но если он на первое сентября купил ей пару вещей, которые че­рез несколько месяцев пре­вратились       в       тряпки, то я не считаю это большой

помощью. Раньше у нас дохо­дило до того, что он говорил: «Тебе надо - ты и покупай ве­щи для ребёнка».

Я никогда не позволяю себе говорить при Софии, что её папа плохой. Родите­ли - это святое, и это не об­суждается. Но когда на день рождения дочери я спроси­ла у неё, что ей подарил па­па, она ответила, что ниче­го - откуда у папы деньги? Ей всего 8 лет.

Даже когда я оставляю дочку на выходные у родите­лей Алекса (Алексей, быв­ший муж Натальи, в настоя­щее время проживает с ро­дителями. - Прим. ред.), то она его практически не видит. Очень часто слы­шу, что за два дня ребёнок папу не видел вообще.

Когда через несколько дней после аварии я ему позвонила, то он закричал в трубку: «Я с алкашкой не буду разговаривать. Ты была либо пьяная, либо обкуренная, либо обколо­тая». Поддержки от него никакой не было. С другой стороны, чего сегодня можно ожидать от челове­ка, который в своё время хотел абсолютно на пустом месте лишить меня роди­тельских прав? И это при том, что у него нет ни денег, ни условий содержать дочь.

Корр.: Вы разговарива­ли с мамой Сергея?

- Я хотела поговорить, хотела извиниться, но она общается со мной только через адвоката. Она вряд ли поверит моим словам. Пре­красно её понимаю. Я пе­ред ней очень виновата и действительно сожалею, что всё так получилось. Мне бы хотелось ей помочь, чтобы хоть как-то загладить свою вину. Я бы очень хоте­ла, чтобы Людмила Иванов­на меня простила…

Глеб ДЕГТЯРЁВ.

Версия для печати Версия для печати

Напишите Комментарии ...

Вас зовут:
E-mail:
URL (если есть):
Комментарий:


-> *



СОЗДАЙ СВОЙ САЙТ


© 2004-2019, "Корпорация ИТ" ОГРН 1084202000387, С.с.=0,0625с. 493 03