bv.belovonet.ru / Новости /

ПРОДОЛЖАЕМ ТЕМУ

Автор: М. МУСОРГСКИЙ. 08.02.2013

Семейные дела полицейских

Как уже сообщал " БВ ", в Беловском горсуде начались слушания по делу о громком убийстве. Напоминаем : 8 апреля 2012 года 52- летнего мужчину зарезали, а тело вместе с машиной вывезли в лесополосу на трассе (недалеко от кафе " Юлия "), там облили бензином и сожгли. В деле оказался замешан полицей " ский, оно вызвало большой общественный резонанс и громкие отставки.

Если раньше сообщалось только об убитом (Ермола­ев), киллере (Имаева) и соучаст­нике (эксполицейский Печёркин), то на суде появились новые " действующие лица и исполни­тели ". Это потерпевшая - дочь убитого Наталья, Елена - жена убитого и сестра Печёркина, а также соучастник О., вывозив­ший тело, и Д. - ещё один экспо­лицейский - якобы организатор.

Ещё до начала действа в зда­нии суда появляются коррес­понденты телекомпании НТВ, которые уже хорошо знают наш город, ставший неиссякаемым источником для криминальных репортажей. НТВшники снима­ют начало процесса, после чего удаляются.

На скамье подсудимых трое подозреваемых. Один из обвиня­емых - Андрей Печёркин - не до­жил до суда. (Убит таким же спо­собом, множественными удара­ми ножа, как и Ермолаев. См. " БВ " за 1 февраля, стр. 3 " Кто за­пустил бумеранг убийств ?"). Од­нако в деле появились новые уча­стники. Молодой участковый Д., обвиняемый ни много ни мало - а в организации хладнокровного убийства, - вину не признал, и его дядя О., которому вменяют перевозку тела убитого в лес и уничтожение доказательств. Третья подсудимая - Имаева, непо­средственная исполнительница, - признаёт вину полностью. Вера Имаева - личность интересная : родилась в Ленинске - Кузнецком, не работает и не имеет постоян­ного места жительства, зато есть восемь классов образования, две судимости за нанесение тяж­ких телесных и лишение роди­тельских прав. Внешне опреде­лить её принадлежность к жен­скому полу весьма затруднитель­но : короткая стрижка, мужское телосложение и суровое лицо.

В качестве потерпевшей вы­ступает 21- летняя дочь уби­того Ермолаева Наталья. Она рассказала, что со всеми подсу­димыми познакомилась только во время следствия. С отцом они жили раздельно после того, как тот ушёл из семьи к молодой женщине Елене, сестре Андрея Печёркина. Роковой женщине 27 лет от роду (Ермолаеву было 52) она работала в полиции. По­сле нехороших событий её отст­ранили от службы, однако она опротестовала это решение и намерена вернуться к работе по защите закона и порядка. Кста­ти, она имеет полное право на долю квартиры убитого.

По рассказам отца Наталья знала, что после того, как " мо­лодожёны " прожили три года и завели ребёнка, отношения не заладились. Спутница постоян­но ругалась, что мужчина прино­сит в дом мало денег. А в один прекрасный день объявила, что уходит к другому. Кто этот сча­стливчик, вскрылось немного позже, во время допроса свиде­телей : тот самый гражданин О., которого обвинили в уничтоже­нии улик.

При этом Наталья не отрица­ет, что отец был вспыльчив, рев­нив, и мог применять силу про­тив изменницы. Другие свиде­тели подтверждают, что были взаимные ругань и угрозы, би­тьё стёкол - с одной стороны, и запрет на общение ребёнком - с другой.

За угнетаемую ревнивым му­жем сестру вступился брат, на­чались телефонные звонки с уг­розами. После этого вторая дочь Ермолаева (приёмная) во­зила отца в медпункт фиксиро­вать побои, которые тот объяс­нил тем, что " не поделил дорогу с полицейскими ". Ермолаев, предчувствуя недоброе, на вся­кий случай рассказал дочерям, где лежат деньги и документы. Затем пропал.

Дальнейшие события описы­вает уже прокурор :

" Ермолаев пришёл домой к Печёркиным и устроил скандал, закончившийся дракой, соседи слышали крик " Помогите !". По­лицейский одержал верх в по­единке и связал противника. Затем появляется Имаева, ко­торая выполняет работу килле­ра - убивает связанного ножом. В следующем действии жиз­ненной пьесы входит О., кото­рый помогает вывезти в лес на своей машине тело Ермолаева, Печёркин буксирует туда же машину убитого, которая некс­тати заглохла, это видят посе­тители кафе " Юлия ". Наконец, сообщники кладут тело в авто­мобиль, обливают бензином и сжигают ".

Где в это время находится Д.? По версии прокурора он, на­ходясь за кадром, осуществляет общее руководство процессом. Он связан с женщиной - килле­ром, ведь она работала на поли­цейского. Нет, не была осведо­мителем, как можно подумать, просто участковый имел не­большой незаконный (государе­вы люди не имеют право парал­лельно заниматься предприни­мательством) бизнес - покупал по дешёвке старые дома на снос. Имаева и ещё несколько человек сходного рода занятий разбирали постройки, а поли­цейский реализовывал строй­материалы. Возможно, что она могла выполнять и другие при­казы " покровителя ". Выслушав эту сторону дела, трудно удер­жаться от саркастического за­мечания по поводу аттестации сотрудников внутренних орга­нов. Ведь недавнюю переаттес­тацию, где из милиционеров в полицейские отбирали " лучших из лучших ", успешно прошли оба - и Д., и Печёркин.

В заседании объявили перерыв. Дочери Ермолаева и род­ственники Д. непринуждённо разговаривали, вместе выходи­ли покурить, в общем, вели себя как друзья.

Наталья объяснила, что уве­рена в виновности одного толь­ко Печёркина, и была возмуще­на, когда следствие выпустило его на свободу. Она объясняет это тем, что следователь не скрывал своей дружбы с подо­зреваемым и не верил в его ви­ну, заявив : " Он не настолько глуп, чтобы так легко попасть­ся ". А на ходатайство о смене следователя девушке ответили отказом. Впрочем, именно на­хождение на воле принесло по­дозреваемому погибель, и На­талья считает, что справедли­вость восторжествовала. Что до других участников процесса, она считает, что Д. ни при чём, он не похож на убийцу, и она на­деется, что суд его оправдает.

После перерыва дали показа­ния родители Д. Отец объяснял, что его сын не мог участвовать в преступлении, так в этот день он лично отвозил его расследовать взлом в магазине " Айсберг " (отец работает водителем в по­лиции).

Мать Д. в кулуарах подели­лась своими соображения­ми. Она рассказала, что обвине­ние её сына основывается толь­ко на показаниях Печёркина и Имаевой, при этом ей рассказы­вали, что Печёркин в СИЗО пе­редал Имаевой послание " Вера, меняй показания, а то много да­дут ", после чего Имаева дейст­вительно поменяла показания, а Елена П. до сих пор носит " киллерше " передачи из жалости и сострадания к несчастной за­блудшей женщине.

Адвокаты подсудимых от комментариев отказались, со­славшись на неоднозначность дела и конфликт интересов.

Следующее заседание суда начнётся 1 марта, а решение о том, кто виновен перед законом, возможно, будет вынесено ещё позже. Однако с точки зрения морали - невиновных здесь нет. Плохо и разрушать семьи, и решать личные проблемы кулаками, и пользоваться служебным положением для поддержания бизнеса. А дело, которое оказывается банальной, хоть и получившей широкую огласку " бытовухой ", иллюстрирует нравы нашего общества и положение в органах внутренних дел.

Версия для печати Версия для печати

Напишите Комментарии ...

Вас зовут:
E-mail:
URL (если есть):
Комментарий:


-> *



СОЗДАЙ СВОЙ САЙТ


© 2004-2019, "Корпорация ИТ" ОГРН 1084202000387, С.с.=0,0625с. 493 03